Юго-Восточная и Центральная Европа (6500-3500 гг. до н.э.): погребения выдающихся женщин и мужчин—торговцев и ремесленников

ВVII—VI тыс. до н.э. для неолитических культур ЮгооВосточной Европы сескло, старчево и карано-вобыли характерны захоронения внутри домов: де­тей, мальчиков и девочек, а также женщин погреба­ли под полом. Это говорит о статусе женщин и их потомства и о том, сколь тесна была их связь с до­мом. Как уже было отмечено в главе VII, обращает


на себя внимание отсутствие мест для погребения взрослых мужчин.

Во второй половине VI тыс. до н.э. в некоторых частях Балкан детей хоронили во дворах рядом с до­мом и на особых выложенных камнями участках (это показали раскопки Обре I, позднестарчевского посе­ления в Боснии)19. Взрослых захоронений пока не удавалось обнаружить, и их местонахождение оста­ется загадкой. Исключение составляют останки 10 взрослых человек, обнаруженные в нижнем слое поселения культуры винча к востоку от Белграда (ок. 5400-5300 гг. до н.э.): это единственный пример по­добного захоронения во всей Восточной и Централь­ной Европе. Оно представляет собой глубокую яму, закрытую сверху деревянной надстройкой; останки уложены без определенного порядка, восемь принад-

"41

лежали мужчинам и двое женщинам .

Из 17 погребений эпохи раннего и среднего не­олита, обнаруженных в пещерах и стоянках Фран-хти (Пелопоннес), погребальный инвентарь имелся лишь у взрослых женщин. Самая значительная его концентрация — 11 предметов (горшки, орудия из кости и обсидиана) - найдена в могиле, в которой лежали сильно скорченные останки старой женщи­ны21, которая, по-видимому, занимала высокое по­ложение в обществе.

Когда приблизительно в 5000 г. до н.э. стали по­являться могильники, детей по-прежнему продол­жали хоронить под полом дома или во дворе. Что касается взрослых захоронений, то вплоть до конца УTbic. до н.э. они могли быть как в домах, так и в специально выделенных могильниках. Сначала УTbic. до н.э. в могильниках разного размера боль­шей части культурных групп Центральной Европы и Балкан (культуры линейно-ленточной керамики, бутмир, тиса и боян)22 начинают появляться скоп­ления из 5—10 могил. В крупных могильниках, та­ких как Асод к северу от Будапешта, могилы обра­зуют три группы, приблизительно по 30 в каждой (рис. 9-8). В бассейне Днепра захоронения произ­водились в общих ямах, независимо от возраста и пола, от 2-3 до 8-10 и более покойников в каждой. Эти ямы нередко примыкали друг к другу или обра­зовывали длинный ров (см. рис. 3-79, 3-80), кото­рый, возможно, предназначался для захоронения родственников. В еще более крупных могильниках днепро-донецкой культуры удалось обнаружить по два—три ряда таких траншей: не исключено, что по­койников распределяли по принадлежности к одно­му роду. Группировка по 20—"Ю человек также наблю-



дается в коллективных

захоронениях мегалитических

гробнhu Эта закономсоность была характсона дл я всей Древней Европы вплоть до второй половины

Iyj-- начала III тыс до н э когда на смchv коллск-

тивным приходят индивидуальные захоронения Согласно исследованиям Х.Ульриха, специалиста по физической антропологии , скелеты, захороненные


Гимбутас М. Цмшшзация Великой Богини

Рис. 9-8 ПЭ N \ ы
ф ?> «в а * 0 В во в _______ ^ti
\ • ) о <а
— ингумационные захоронения - разрушенные могилы
Qgi - кремационные захоронения
Юм I

Рис. 9-9





Ima IX. Структураобщества




Рис. 9-8

Три группы захоронений -скорей всего, членов одно-города - в могильнике Асод к северу от Будапешта. Культура лендель. Начало Vтысдон.э.



Рис.9-10

Ъ9






о 9 d

о


а


*

*о*



v



9» >9*

Ч


2 do ■°о 9




Рис. 9-9 (а, Ь) Реконструкция и (с) план коллективного захоро­нения в погребальной каме­ре гробницы в Нордхаузене, район Зондерхаузен, Тюрин­гия, Центральная Германияя

Рис. 9-Ю (1) Три группы скелетов и их расположение в погребаль­ной камере гробницы в Нордхаузене. (2) Простран­ственное соотношение меж­ду покойниками в гробнице Нидербеза, район Зондер­хаузен Германия Согласно исследованию X. Ульриха,

гоуппы приблизительно по 30человек в каждой





Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Богини



в камерах гробниц культуры воронковидных кубков (Центральная Германия, группа вальтернинбург вто­рой половины IVтыс. до н.э.), обычно образуют 2-3 группы по 20—30 генетических родственников в каждой23 (рис. 9-9, 9-10).

Что касается захоронений, то с этой точки зре­ния лучше всего изучена центральноевропейская культура линейно-ленточной керамики (ок. 5000 г. до н.э.). На территории Восточной Франции, Гол­ландии, Германии, Польши и Чехословакии было раскопано в общей сложности около 20 могильни­ков24. Они располагались в 100-500 м от поселений и включали в себя как трупоположения, так и со­жжения. Количество захоронений в одном могиль­нике может варьироваться от 20 до более чем 200. Самые крупные: Эльсло в Лимбурге (Голландия) -ПЗингумаций и кремаций; район Альцей-Вормс (Западная Германия) - 85 ингумаций; Айтерхофен в Баварии — 160 могил со скелетами и 69 кремаций; Нитра (Словакия) - 72 ингумаций. В некоторых могильниках захоронения явньгм образом сгруппиро­ваны: к примеру, в Нитре было идентифицировано 10 групп по 5—10 могил в каждой25. Другой пример — Айтерхофен, где 160 могил со скелетами образуют несколько roупn которые принято рассматривать как семейные или родственные погребения26. Что каса­ется кремаций то в данном случае они расположе-ны полукружиями в одной части могильника. Кро-ме того в некоторых могильниках заметна тенден-IIи я к однополым захо d онениям когд а рядом погребают двух—трех мужчин или женщин Но ни-где не просматривается наличие пространственной иерархии выделения особого места для бедных или богатых могил.

Любопытные результаты были получены при изу­чении погребального инвентаря. Он встречается не более чем в 30% захоронений. В него могут входить один — два сосуда, бусины из раковин спондилус, браслеты или каменные орудия — каменные тесла («тесла в виде башмачной колодки»), скребки, на­конечники стрел, зернотерки или палетки для сме­шения красок. Изучение соотношения между полом покойника и погребальным инвентарем показало, что в большинстве могильников мужские захороне­ния содержат каменные тесла и украшения из рако­вин спондилус, реже — кремневые скребки и нако­нечники стрел. В ряде могильников каменные тес­ла есть примерно в 20% захоронений: могилы эти, как правило, располагаются парами или по три. В дунайской части Баварии основным элементом мужского погребального инвентаря были не тесла, а украшения из раковин спондилус Все это говорит об уважении которым были окружены искуснейшие мастера в особенности те кто работали по дереву и строили дома а также торговцы раковинами спон­дилус В Нитре было замечено что кремневые ин­струменты для обработки дерева чаще всего встре-


чаются в могилах немолодых мужчин27, которые, возможно, были лучшими в домостроительном ре­месле. Но далеко не везде можно наблюдать обособ­ление мужского и женского погребального инвен­таря. К примеру, зернотерки бывают не только в женских, но и в мужских могилах, каменные тесла -в женских или же и в тех, и в других. Как правило, для женских захоронений характерна расписная ке­рамика, охра, зернотерки, палетки, украшения и разнообразные предметы символической значимо­сти. Наличие в мужских захоронениях украшений из раковин спондилус, по всей видимости, указы­вает на то, что покойный участвовал в торговом рас­пространении этих раковин, и символически под­черкивает уважение к этому занятию. В могильни­ке Риксхайм (Восточная Франция) украшения безусловно превалируют в женских могилах, где в четырех из пяти случаев имеются либо ожерелья, браслеты и кольца, либо головные уборы28.

Могилы пожилых женщин удостаивались симво­лически значимого инвентаря, в качестве которого нередко выступали богато украшенные сосуды. Примером тому может служить захоронение 50-60-летней женщины из могильника Самборжец (Польша), у которой в правой руке, в непосредст­венной близости от лица, был горшок, до краев за­полненный красной охрой29.

В заключение можно сказать, что изучение по­гребального инвентаря могильников культуры ли­нейно-ленточной керамики позволяет говорить о существовании двух основных категорий захороне­ний: с одной стороны, могил мужчин-ремесленни­ков и купцов, с другой — женщин, игравших значи­тельную роль в религиозной жизни. Судя по имею­щимся материалам, статус некоторых мужчин был достаточно высок, однако ничто не указывает на их принадлежность к власти, меж тем как некоторые пожилые женщины были окружены особым поче­том. Нет ни одного мужского захоронения, в кото­ром бы имелись естественные для правящей аристо­кратии признаки высокого ранга. Напротив, макси­мальное общественное уважение выпадало на долю старух, великих родоначальниц.

Похожие обычаи были и у других культурных групп. Так, в могильниках культуры лендель муж­ские захоронения снабжены каменными топорами и топорами-молотами из оленьего рога, а женские -значительным количеством браслетов из раковин спондилус или из кости, ожерельями из клыков жи­вотных, бусинами из раковин спондилус и из меди, набедренными повязками из раковин денталиум и каменных бусин. В могильнике Асод наиболее при­мечательно захоронение девочки-подростка, в ко­тором была найдена большая глиняная модель свя­тилища, увенчанного головой птицы и стоящего на человеческой ноге30 (см. рис. 3-39). По всей види­мости, девочка имела какое-то отношение к основ-


An

Глава IX. Структура общества





Рис. 9-11 Скопления захоронений у трапециевидного дома в по­селении Бжесць-Куявски, Куявия, Западная Польша, площадка № 4, дом № 56, культура лендель, ок. 4300 г. дон.э. (а) Женщина прибли­зительно 45 лет. (Ь) Четыре

женщины в возрасте 1) 56----

60 лет, 2) 50-55 лет 3) 65-70 лет 4) 45—50 лет и мужчи и 50-55 лет (сl Женшиня

. м ) тип*

женщина и мужчина) и муж-


Рис. 9-11


©


Рис.9-12А



Рис. 9-12А Мужское и женское захоро­нения в Бжесць-Куявском

(группа С), дом № 56, ок. 4000 г. до н.э. (1) Мужское захоронение с топором из оленьего рога. (2) Женское захоронение с наручными браслетами из кости с рез­ным зигзагообразным узором

бшжение) набедренной по-

вязкой из ракушечных бтеин

в области шеи и

груди.



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Богат



Рис. 9-12В




Рис. 9-12В Захоронение матери и дочери с удивительно богатым по­гребальным инвентарем: несколькими наручными брасле­тами из кости, набедренными повязками из импортиро­ванных раковин, диадемой из меди (могила дочери) и ра­ковин (могила матери), медными и каменными серьгами. Круша-Замкова, Западная Польша, культура лендель. Ок. 4400-4300 гг. до н.э.


ному роду и к святилищу. Как в этом, так и в других могильниках культуры лендель для женских захоро­нений часто свойственен большой набор сосудов с росписью из спиралей и меандров.

Исследованные И.Залай-Гаалом захоронения из могильников культуры лендель Морадь-Тюзкёдомб и Зенгёварконь (Западная Венгрия) показали, что в женских захоронениях больше всего сосудов и что самые богатые украшения и предметы символиче­ского значения характерны для могил девочек и младенцев женского пола. Захоронения мальчиков более бедны, а взрослых и пожилых мужчин редко имеют что-либо, помимо одного или нескольких ору­дий. Важное значение девочек объясняется их наслед­ственно высоким статусом в системе матрилинейно-го общества31. Об этом говорит и серогенетический анализ, проведенный в 1986 г. И.Ленделем. Сходные


наборы погребального инвентаря были обнаружены в захоронениях состоявших в кровном родстве жен­щин и детей, а анализ групп крови показал, что для этого сообщества был характерен высокий процент эндогамии (внутриродовых браков)32. Мужчины же не состояли в родстве; у их захоронений иногда встречаются не свойственные другим черты: воз­можно, они были захоронены в соответствии с обы­чаям и их родных мест.

В Бжесць-Куявском (Западная Польша), поселе­нии культуры лендель конца Утыс. до н.э., вокруг трапециевидных домов были найдены погребения людей довольно преклонного возраста33. Рядом с одним из таких домов обнаружены скопления ямных погребений (рис. 9-11); лежащие в них части скеле­та прекрасно сохранились, что дало возможность провести антропологический анализ. Первой к вое-


bona IX. Структура общества




тоkv от дома была похоронена женщина лет 40—45 (рис. 9-11.а) с медными бусинами на голове. К запа­ду от дома было похоронено 5 человек, четыре жен-шины и один мужчина, все в преклонных годах (от 50до 70 лет). Самой старшей женщине - 65-70 лет, мужчине- 50-55лет (рис. 9-11.Ь). Погребальный инвентарь женских могил состоял из медных бусин, ожерелья из клыков животных, пояса из ракушеч­ных бусин и сосуда; в могиле мужчины его просто не было. На некотором расстоянии от дома расположе­ныещедве группы захоронений (рис. 9-11.с, а).В од­ной из них было захоронение женщины и немоло­дого мужчины (9-11 с) рядом с последним лежал топор-молот из оленьего рога, а останки женщины лет 30-35 были усыпаны бусинами Кроме того на ней были той наручных костяных браслета с тонким геометрическимузором и набедренная повязка из шкушечных бусин (рис 9-12А 9-12В) То что эти гауппы могил располагались в непосредственной близости от дома может говорить об уважении к ста­рости В могилы,пожилых женшин бывших глава­ми семей клшти украшения что указывало на их почетное'положение и[вь^окий статус вадовой сис-

В Северо-Восточной Венгрии половая дихотомия погребального инвентаря изучена на примере могиль­ника Башатанья, который расположен между рекой Тиса и городом Польгар: раскопки здесь были прове­дены И.Богнар-Кутзян, а их материалы в 1983 г. были использованы С.Скомаль, а в 1989 г. - М.Майзен-иймер3'1. Этот могильник относится к тисапольгар-ской фазе и состоит из 57 захоронений; за ним следу­ет могильник бодрогкерестурской фазы с 87 захоро­нениями. Его местоположение давало прямой доступ ккарпатским источникам обсидиана, кремня и меди. Однако нуклеусы кремня и обсидиана обнаружены только в мужских захоронениях: возможно, именно мужчины занимались производством и торговлей об­сидиановыми и кремневыми орудиями. Чего нельзя сказать относительно торговли медью, поскольку мед­ные браслеты Фигурируют и в мужских и в женских захоронениях а медные кольца бусины и слитки -только в женских Изучение материалов из могиль­ника Башатанья убедительно показало что производ­ство и украшение керамики было женским делом поскольку гялькэ. для лощения пиняных изделий!

КПЯСЯШИе мЯТЕрИЯЛЫ и камеННЫЁ ПЗЛЁТКИ ВСТПЕЧЭЮТ-

ся исключительно в женских могилах.

Втой части могильника, что относится к ранней гасспольгарской фазе, в пяти мужских могилах най­дено более одного орудия. Помимо нуклеусов крем­ня или обсидиана и кремневого резца, в нескольких захоронениях был также топор из камня или олень­его рога, тесло, булава и наконечник стрелы. Как и вдругих районах, богатство мужских захоронений, по-видимому, является свидетельством успехов в ремеслах, охоте и торговле. Отличие женских мо-


гил — в большом количестве утвари и ритуальных предметов. Самой примечательной является моги­ла № 4, в которой похоронена молодая девушка с медным наручным браслетом, черепом козы и ниж­ней челюстью свиньи. Не исключено, что, как и в аналогичных могильниках культуры лендель, эта девушка могла принадлежать к той линии матрили-нейного рода, которая считалась наиболее важ­ной, - скажем, к жреческой династии.

Эту закономерность можно наблюдать и в ряде других культурных групп, чьи могильники нам из­вестны. В захоронениях девочек-подростков чаще всего присутствует большое количество украшений, или их погребальный инвентарь включает в себя предметы исключительной ритуальной ценности. Так, в бухарестском могильнике Черника (уже упо­минавшемся в главе III) из 362 могил богаче всего та, что принадлежит девушке лет шестнадцати. Она была погребена с восемью наручными браслетами на одной руке и еще двумя на другой, костяным кольцом на левой руке и большим количеством ра­кушечных бусин. В Выхватинском могильнике (Молдавия) позднекукутенской культуры имеются два исключительных захоронения девочек 9 — 10 лет каждое из которых занимает центральную часть в своей половине могильника. В них найдено 5 изуми­тельных сOCVJLOB раKVIUечHbIC бусинbl ГЮЯСЛИце

(только в одной из них) и даже три столбообразные статуэтки изображения Богини смерти и возрожде­ния Ни в каком другом захоронении этого могиль­ника нет такого количества статуэток35.

Почитание женщины также хорошо видно на примере захоронений культуры воронковидных куб­ков. Здесь над одной-единственной женской моги­лой мог быть возведен длинный курган огромных размеров. В Сарново (Куявия, Западная Польша) треугольная насыпь длиной в 30 м покрывает цен­тральную могильную яму, в которой обнаружены кости женщины лет семидесяти. Она была похоро­нена в деревянном гробу; под ее скелетом —тонкий слой известняковой пыли. Над могилой были най­дены следы прямоугольной постройки из деревян­ных брусьев площадью 300 на 240 м. По всей види­мости это было строение сакрального характера в котором происходили какие-то ритуалы. В могиле и вокруг нее разбросано большое количество гор­шечных черепков (рис. 9-13); кроме того, среди за­полнявших ее предметов найдены глиняная ЛОжка и острие из оленьего рога36.

Мы не можем с полной уверенностью утверждать, что все огромные треугольные/трапециевидные кур­ганы были возведены в честь уважаемых женщин, поскольку во многих случаях в первичных захоро­нениях, над которыми их насыпали, не сохранилось останков. Однако это весьма вероятно, если прини­мать во внимание, что в древнеевропейском обще­стве женские погребения имели особый статус. В не-



Гимбутас М. Циишпиации Ве.нтш Богш




IC3I - очертания кургана \4> I -следыдеревянной постройки - верхняя часть могильной ямы - культурный слой - распределение керамики

Рис. 9-13


50*

\

_1

Рис. 9-13 Длинный курган (№ 9) в Сарно-во, район Влоцлавека, Польша. Возведен над захоронением женщины примерно 70 лет: она похоронена в центральной мо-гильной яме, над которой воз­ведено деревянное строение (см. правый рисунок). Длина кургана 30 м. Ранний этап куль­туры воронковидных кубков.


1 .'.,..i; а', X'тпумт-ри аошетта




)-

A. м la J-

J-le ia

ь-


которых из этих гигантских могил культуры ворон-ковидных кубков есть дополнительные захоронения разрозненных (но принадлежавших одному индиви­дууму) костей, которые размещались за первой мо­гилой. Остеологическое исследование показало, что в подобных случаях длинные кости были разбиты или расколоты вплоть до костного мозга37. Можно предположить, что это - вторичные захоронения уже полностью очищенных от тканей и костного мозга костей (но отнюдь не свидетельство сущест­вования каннибализма, как первоначально предпо­лагали археологи). Старая женщина, чей прах был почтен возведением треугольного кургана, могла быть правительницей-жрицей или же считалась пра­родительницей клана, Великой Матерью.

В отличие от индоевропейских, древнеевропей-ские могильники не позволяют делить могилы на богатые и бедные, поскольку их погребальный ин­вентарь не имеет отношения к личной состоятельно­сти, но символически обозначает либо некоторые религиозные представления, либо личные качества. Погребения с большим и с меньшим количеством погребального инвентаря располагаются вперемеж­ку и не имеют ощутимых отличий от прочих захоро­нений. Те же типы символических предметов и пред­метов торговли, какие мы видим в захоронениях, присстствуют и в кладах которые находят в святи-лищахили под жилищами, порой в удивительно ук­рашенных сосудах. Целый ряд храмовых кладов со­стоит из никогда не использовавшихся топоров из icienoro камня черного камня мрамора глины или янтаря. Их присутствие имело символическое зна­чение, и они отнюдь не считались орудиями, кото-рые можно будет использовать в потусторонней жиз­ни. Скорее, их помещали в женские и мужские мо-гилы в качестве символов регенерации поскольку их треугольная форма ассоциировалась с жизнерод-ной вульвой Богини38 На символическое значение листа в западноевропейском неолите указывает тот diatiT что его изобпэжения выречзли на менгирах и стенах гробниц Любопытно отметить что в захоро­нениях и в кладах было найдено больше топоров, не-Кбщ в самих поселениях Finе оггна хяпяктерная чеп— таЛоевнейЕвропы веежи™ шетемшений, нежелиГГмоТилах КаГз^етил Лж К Чэпмен если брать погребальныйi инвентарь дельно отнаходок из ж^Ттоможиаподшл^ Гпепе л нам и^ве^мГбелнгТсообшесТво со слабой жппативноГттлГГией тГ^ьГпогпеПий могут 1тятГиста1и7камТЯ-


Заключение

Материалы из могильников Центральной и Вос­точной Европы V тыс. до н.э. свидетельствуют о су­ществовании в это время родовых общин. Захоро­нения, как правило, располагались рядами или груп­пами по 20—35 человек, что могло отражать систему родства. Наибольших почестей в древнеевропейском обществе были удостоены пожилые женщины — ве­роятно, родоначальницы или правительницы, - а также девушки, которые, скорей всего, были члена­ми основной династии или жрицами. В их погребе­ниях нет нагромождений личного имущества, там собраны предметы символического характера и, по­рой поразительного мастерства Кроме того в знак уважения над женскими погребениями воздвигали гигантские курганы и священные постройки. Дево­чек и младенцев женского пола в могилу сопровож­дали ритуальные предметы которых не бывает в других захоронениях Изучение групп крови гово­рит о том что данное общество имело выраженный эндогамный характер поэтому не исключено что эти девочки были наследницами по женской линии какИХ-ТО важных родов


yuzhno-kazahstanskaya-gosudarstvennaya.html
yuzhno-rossijskij-institut-upravleniya.html
    PR.RU™