ЯЗЫКОВАЯ НОРМА КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Язык, которым говорит народ и в ко­тором есть звуки для выражения всего, что только может сказать поэт, мне мил. Захо­ти сказать лишнее, напыщенное, болезнен­ное — язык не позволит.

Л.Н. Толстой

Самые правила языка не изобретают­ся, а в нем уже существуют: надобно толь­ко открыть и показать оныя.

Н.М. Карамзин

План

  1. Становление и развитие древнерусского языка и этапы его существования. Зарождение нормы в языке.
  2. Понятие нормы в современной лингвистике. Формирование норм литературного языка. Призна­ки нормы.
  3. Понятие вариантов норм.
  4. Эволюция языковых норм.
  5. Типология норм. Ошибки грамматические и.ре­чевые.

Развитие языковой нормы как системы правил,

существующих в языке, которые следует неукоснитель­но употреблять всем говорящим, тесно связано с исто­рией происхождения и развития русского литератур­ного языка. Дискуссии о происхождении русского ли­тературного языка начались еще в 18 веке и продолжаются по настоящее время. Анализ научных источни­ков позволяет говорить о трех наиболее значимых кон­цепциях происхождения литературного языка.

Первая концепция, которую активно развивал А.А. Шахматов и его последователи, говорит о руси­фицированном болгарском языке, определившем не только его типологию — язык книжно-славянский и народно-литературный (по В.В. Виноградову), но даже звуковой строй древнерусского литературного языка. Согласно второй концепции, основой древнерусского литературного языка является народно-речевая вос­точнославянская лексика и фразеология, народный зву­ковой и грамматический строй. Литературный язык Древней Руси возник независимо от старославян­ского и только испытывал некоторые воздействия с его стороны (СП. Обнорский). Третья концепция рас­сматривает литературный язык Руси как самостоя­тельный тип языка.

В истории русского языка выделяют несколько пе­риодов: 6—8 века — дописьменный, письменный, 17— 18 века — язык становления великорусской нации и 19 век — по настоящее время — современный язык.

Зарождение Древней Руси, появление городов, зна­чительное расширение территорий, создание союзов племен предполагало появление единого для всех — вятичей и кривичей, волынян и бужан, древлян и по­лян, дреговичей и половчан, уличей и тиверцев, севе­рян и дулебов — языка, в который входили бы языко­вые диалекты каждого восточнославянского племени. Уже в дописьменный период русские князья пытались заменить многоязычие (политеизм) древних русичей-язычников одним общим языком. Но попытки рефор­мировать языческий пантеон были неудачны. К концу 10 века у славян уже более ста лет существовали пись­менность и свой письменный язык. Христианизация Руси в 988 году означала лишь широкое распространение письменности. В 863 году Кирилл и Мефодий перевели на один из диалектов южнославянского языка греческие богослужебные книги. Этот письменный язык впос­ледствии стал называться старославянским. Взаимодей­ствие древнерусского и старославянского языка очень быстро привело к тому, что старославянский язык «об­русел» — это открыло путь древнерусскому литератур­ному языку. Еще в дописьменный период древние руси­чи имели богатейший эпос, создавали великолепные сказки, былины, предания и легенды (Русская правда, Поучение Владимира Мономаха, Повесть временных лет, Моление Даниила Заточника и др.), и, следовательно, наши предки имели хорошо развитый древнерусский язык. В основе этого древнерусского языка лежал ки­евский диалект (ранее называвшийся Полянским). Этот язык, к сожалению, до нас не дошел. Пожары и навод­нения, использование старых пергаментов для новых текстов — все это уничтожило многие рукописи. Охра­нялись только те тексты, которые считались наиболее ценными — церковные книги (Остромирово евангелие, например). Христианизация привела к тому, что в древ­нерусском языке появилось много заимствований, от­носящихся к понятиям быта, материальной и духов­ной культуры. Вновь появившиеся в языке слова отра­жали те стороны русской жизни, которые были связа­ны со становлением государства. Этот этап развития языка можно назвать первым этапом существова­ния древнерусского языка.



В 12—13 веках началось ослабление древнерусско­го государства, и как результат — полная зависимость от монголо-татарских племен, что проявилось не толь­ко в изменениях самосознания русичей. Большое коли­чество тюркизмов вошло в древнерусский язык. Это был период формирования территориальных диалек­тов, которые накапливали фонетические и граммати­ческие, лексические и семантические новообразования. Борьба с внешним врагом, потребности русичей в объе­динении привели к тому, что стали очень активно раз­виваться экономические и политические центры — Ростово-Суздальская земля и Галицко-Волынское княжество. С 14 века начинается процесс формирования трех родственных языков — русского, белорусского и украинского. Вплоть до 16 века язык формировался, ориентируясь на московскую речь. Аканье, различение гласных по мягкости — твердости, глухости — звонко­сти, отвердение шипящих и т.п. процессы происходи­ли в системе древнерусского языка в этот период. Раз­вивается категория вида глагола, появляются деепри­частия. Этот этап считается вторым этапом суще­ствования древнерусского языка. Возможно, тогда впервые заговорили о необходимости появления нормы в языке.



17—18 века — очень важный период в истории раз­вития русского языка. В диалектах уже не появляются новые черты. Выделенные в русском языке два наре­чия — северновеликорусское и южновеликорусское — противопоставляются друг другу по ряду особенностей: оканье и аканье, различное отношение к звуку /Г/, твер­дое /Т/ в окончаниях глаголов — в области произно­шения, различные формы личных местоимений — в области грамматики, использование разных лексем (слов) для обозначения понятий. В целях унификации делается первая попытка нормализовать язык (теория трех штилей М.В.Ломоносова). Этот этап завершает период донационального развития литературно-пись­менного языка великорусской народности.

19 век начинает развитие русского языка как язы­ка русской нации, которое продолжается и по сей день. Образование национального литературного языка — процесс длительный и постепенный. А. С. Пушкин на­всегда стер в русском литературном языке условные границы между тремя стилями, установил многообра­зие стилей в пределах одного национального литера­турного языка. Благодаря этому мы получили возмож­ность развивать и бесконечно варьировать свой инди­видуально-творческий стиль, оставаясь в пределах еди­ной литературной нормы, которая считается важней­шим признаком литературного языка.

Языковой нормой называют принятые в обществен­но-речевой практике образованных людей правила произношения, грамматические и другие языковые сред­ства, правила словоупотребления, то есть закономер­ного выбора слов в речи (устной и письменной). Эти правила существуют объективно, независимо от жела­ний каждого отдельного человека. Они складываются постепенно путем отбора наиболее употребительных в данный период форм устной и письменной речи.

Языковые нормы отражают те закономерности, ко­торые происходят в языке и поддерживаются в речевой практике носителей языка. Нормы (то есть правила) не предполагают отбора единиц по признаку — хороший/ плохой. Главными принципами отбора являются целе­сообразность, частота использования единицы в опре­деленный период развития литературного языка, а также благозвучность. Например, в современном лите­ратурном языке нормативно использование существитель­ного кофе не только в мужском (традиция), но и в сред­нем роде (частота словоупотребления), а слово шампунь используется согласно норме в мужском и женском ро­дах. Закрепление словарем равноценных форм слово­употребления по средам и по средам применительно к обозначению дня недели, разрешение употреблять в речи варианты типа договор — договор, гренки — гренки, что еще недавно расценивалось как нарушение нормы, свидетельствуют о появлении не только большей свобо­ды для носителей языка, но и о некоторой демократиза­ции самой языковой системы. Норма относительно ста­бильна, но речевое использование вряд ли в состоянии изменить те нормы, обязательность употребления кото­рых объясняется законами языка. Так, место постанов­ки ударения в прилагательных в сравнительной степе­ни: красивее, умнее, талантливее, добрее — объясняет­ся тем, что в кратких формах этих прилагательных в женском роде ударение сохраняется на этом же слоге (ср.: умна, красива, талантлива, добра). Измените пра­вило — получите нарушение требований языка.

Норма изменчива, но в пределах, допустимых язы­ковой системой. Она регулирует правильность и устой­чивость литературного языка. A.M. Пешковский пи­сал: «Если бы литературное наречие изменялось быст­ро, то каждое поколение могло бы пользоваться лишь литературой своей да предшествующего поколения. При таких условиях не было бы самой литературы, так как литература всякого поколения создается всей предше­ствующей литературой». Степень устойчивости нор­мы неодинакова на разных уровнях языка и зависит напрямую от системы. Так, система строго следит за использованием паронимов, слов, похоже звучащих, но неравных по смыслу друг другу, не позволяя использо­вать одно вместо другого: драматичный и драмати­ческий (эпизод и театр); описка и отписка (неточность при письме и ответ, не предполагающий решения). Не­ряшливо выглядят фразы: Это была скрытная угроза (ср.: скрытный человек — скрытая угроза); Позвольте предоставить Вам моего друга (ср.: представить ха­рактеристику — предоставить кредит); Она проявляла ко всему нестерпимое отношение (ср.: отношение не­терпимое — холод нестерпимый).

Высказываются мнения о засилии заимствований в русском языке. Они беспочвенны, на наш взгляд. Нор­ма — это социальный регулятор. Весь наш язык прак­тически пронизан заимствованиями. И дело не только в использовании таких слов, как брифинг, дилер, мо­ниторинг и др. Дело в том, что более 90% слов нашего родного языка когда-то были «чужими». Но в том и сила системы, что она подстраивает под себя то, что принимает, регулирует отношения внутри себя строго и лишь в соответствии с языковыми нормами. Пусть заседает в Думе спикер, а не говорун, ведь слово уже вошло в лексическую систему, стало ее частью так же, как и президент, администрация, как культура, в кон­це концов.

Норма не предполагает сделать языковую систему легче и доступнее, она требует эту систему знать, независимо от того социального положения, которое чело­век занимает. Норма не признает социальных разли­чий при словоупотреблении. Именно норма позволит языку сохранить его общественность. Норма не только важнейший элемент культуры, она — речевой идеал, к которому должен стремиться каждый.

Развивается язык — изменяется норма. То, что было нормой не так давно, сегодня может стать откло­нением от нее: так, в начале 20 века рельса, санато­рия, фильма, погона употреблялись лишь в женском роде, а сегодня эти формы кажутся комичными. Может не только поменяться родовая принадлежность слова, но в связи с этим измениться значение слова в целом: вязанка (из шерсти) — вязанка (дров), карьер (яма) — карьера (успех в работе), взяток (у пчелы) — взятка (подкуп), метод (способ) — метода (система приемов), пролаз (проход) — пролаза (пройдоха).

Норма — это то, что фиксируется в словарной ста­тье в соответствующих академических источниках. Только академические словари должны считаться об­разцом идеальной речи, так как в них отражаются все последние изменения, происшедшие в языке в области произношения, грамматических форм, в постановке уда­рения. Языковые средства, уместные в одной среде об­щения, совершенно недопустимы в другой (говоря осуж­денные — юристы, видимо, желают показать професси­ональное использование данной единицы, именно по­этому они сознательно нарушают норму). Норма объек­тивна и обязательна для всех говорящих и пишущих на данном языке.

Норма — одна из составляющих национальной культуры. Использование в рекламных целях слогана: Пиво по-руски, например, нарушает не только орфо­графическую норму, но нивелирует значимость поня­тий Русь, русский.

Выделяют два основных типа норм: императив­ные — строго обязательные для использования толь­ко в указанном варианте употребления и диспозитивные — предполагающие наличие вариантов. Та­ким образом, императивная норма — это самая жест­кая степень проявления нормативности. Язык словно утверждает: «Можно только так и не иначе».

• Балованный! Втридорога! Квартал! Красивее!

• Афера! Желчь! Новорожденный! Було[шн]ая!

• Поскользнуться! Насмешка! Изгрызенный!

• Командированный (человек), командировочный (удостоверение)!

• Лазаю (от лазать)! Лажу (от лазить)! Надеть (на кого?)! Одеть (кого?)! Залажу (залезать)! Ляг (от лечь)!

• Согласно (чему?) расписанию, вопреки (чему?) здравому смыслу.

• Капуста, собака.

Норма диспозитивная ориентирована на строгую (равноправную) и нестрогую (допустимую) степень про­явления нормативности. Первая из них предполагает абсолютное равноправие использования вариантов в литературном языке:

• Белесый и белёсый, декан и д[э]кан.

• Вперегонки и вперегонки; лосось и лосось; мыш­ление и мышление.

• Воинствен и воинственен.

• Мангуст и мангуста; развилок и развилка.

• Анальгина и анальгину; сахара и сахару.

Допустимая норма предполагает наличие разговор­ных и устаревших норм, существующих наряду с об­щеупотребительными:

• Револьвер и доп. уст. револьвер; творог и доп. творог; сахаристый и доп. сахаристый.

• Кулинария и доп. кулинария; мельком и доп. мельком; мизерный и доп. мизерный; выплещу и доп. выплескаю; баклажанов и доп. баклажан; шампунем и доп. шампунью; скучать (за чем? и® кому?).

Приведенные примеры ярко демонстрируют основ­ные виды норм, существующие в системе современного русского литературного языка: акцентологические, орфоэпические, словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические, стилистические, орфографические, пунктуационные. Нормы, связан­ные с произношением и постановкой ударения, а также со значением и структурой каждой отдельной единицы, ориентированы на слово, нормы грамматические — на словосочетание, а стилистические — на предложение. При этом необходимо все же обратить внимание на то, что орфографические нормы только императивны на отдельном (и довольно длительном) этапе развития язы­ка, а стилистические нормы наиболее либеральны и требуют лишь четкого жанрового соответствия, то есть в наибольшей степени должны соответствовать таким качествам речи, как уместность и целесообразность. Применительно к норме вряд ли следует выделять нор­мы фразеологические. Значение «мало» в языке выра­жается по-разному: с гулькин нос, кот наплакал, а если вдруг появится выражение с тыкву-травянки (М. Шолохов. Тихий Дон) — это норма или наруше­ние? Более того, на каком уровне рассматривать дан­ную единицу — на лексическом? Синтаксическом? На наш взгляд, использование фразеологии, то есть устой­чивых образных единиц языка, может быть нормиро­вано только с точки зрения здравого смысла, не более того. Литературная норма определяется внутренними законами языкового развития, а норма фразеологичес­кая еще и художественным талантом говорящего.

Что касается других видов норм, то они меняются в процессе развития языка по мере необходимости. Нет и не может быть навсегда устоявшихся норм. В этом проявляется зависимость языковых норм от желаний и возможностей языкового коллектива. Таким образом, основными признаками нормы применительно к язы­ку можно считать объективность и обязательность, относительную стабильность, историческую изменчи­вость, целесообразность в использовании, уместность в употреблении.

Языковые нормы складываются объективно в про­цессе языковой практики всех говорящих на данномязыке. Появление вариантов у слов, имеющих импера­тивную норму, процесс достаточно длительный. Вари­анты норм — это языковые видоизменения, которые одновременно существуют в языке и дают говорящему право выбора той или иной нормы в зависимости от конкретной ситуации языкового использования. Вари­анты свидетельствуют о языковом богатстве, но предо­стерегают от ошибок в речи. Как правильно сказать: комбайнер или комбайнер? ПорядоЧНо или порядо/ ШН/о? брызгают или брызжут? Клавиш или клави­ша? Оказывается, в употреблении данных единиц ошибку совершить нельзя: они равнозначны с точки зрения соответствия литературной норме. А равнозначны ли словосочетания стакан чая и стакан чаю, кусок са­хара и кусок сахару? У этих сочетаний слов (и им подобным ) в современном языке различная смысловая наполняемость: стакан чаю, но плантация чая — и различная стилистическая дифференциация: много на­роду, но история народа; вкус сахара, но килограмм сахару. Сосуществование этих форм, где окончание -а/-я является литературным, а -у/-ю присуще разго­ворной речи, известно языку уже давно. И до сих пор эти единицы вариативны. Почему рядом с формой мно­жественного числа у слова кондуктор в словаре отме­чено кондукторы и кондуктора, у слова шофер рядом с формой шоферы появляется помета проф. (професси­ональное употребление) — шофера? Видимо, потому, что нормативность в лексике связана с коммуникатив­ной целесообразностью, прежде всего, и с целесообраз­ностью эстетической.

Знание нормы предполагает высокую степень куль­туры человека, знающего, что можно сказать на дан­ном языке, не нарушая его функционирования, и что действительно говорится и говорилось на данном язы­ке. «Система заучивается гораздо раньше, ведь ребе­нок сначала узнает систему возможностей языка, кото­рые указывают открытые и закрытые пути в речи, а лишь потом систему требований языка, — писал ученый-лингвист Э. Косериу. — Система охватывает иде­альные формы реализации, то есть технику и эталоны для соответствия языковой деятельности», но человеку интеллигентному не знать языковых норм нельзя.

В соответствии с литературной нормой в современ­ной лингвистике выделяют следующие типы речи:

• элитарная речь (соблюдение всех литературных норм, владение всеми функциональными стилями, со­блюдение этических норм общения);

• литературная речь (знание правил языкового об­щения, умение ими пользоваться);

• литературно-разговорная речь (допускает элемен­ты случайности);

• разговорно-фамильярная (на уровне родственных отношений);

• просторечная речь (характеризующая неграмот­ного человека);

• профессиональная речь (в зависимости от соци­ального статуса говорящего может иметь свои особен­ности и соотноситься как с элитарной и литературной, так и с просторечной).

Эволюция языковых норм — это неизбежный про­цесс. Языковая система подчиняется двум основным законам. Первый — закон экономии языковых средств, когда из двух вариантов единиц языка выби­рается наиболее экономичная (сох, а не сохнул; элект­ропоезд, а не электрический поезд; выступать на пер­венство мира, а не выступать в соревнованиях на первенство мира; в парах бурят — бурятов, мордвин — мордвинов побеждает форма с нулевым окончанием)

Второй — закон аналогии, или унификации, выра­жающийся в уподоблении одной формы другой (пора­жаться чему?, а не чем? — новое управление по ана­логии с управлением синонимичных глаголов: изум­ляться чему? удивляться чему?; нет сахара и нет сахару — уподобление морфологических форм). Таким образом, унифицируются варианты в тех случаях, ког­да их формальное различие не связано со стилистическими особенностями функционирования, и устанавли­вается единообразие путем выравнивания по господству­ющей модели.

Соблюдение языковой нормы — основное условие хорошей речи. Отступление от норм литературного язы­ка, нарушение принципа коммуникативной целесооб­разности порождает в речи ошибки, которые Л.В. Щерба назвал «отрицательным языковым материалом». По нему можно судить о том, какими нормами литератур­ного языка еще не овладел человек, какие отступления от качеств хорошей литературной речи он допускает. Однако эффективным средством диагностики этот мате­риал становится лишь в том случае, если он система­тизирован. Та или иная классификация отражает спе­цифику предмета и задач обучения. Поэтому для систе­матизации речевых ошибок существуют различные под­ходы. Деление ошибок на группы, соответствующие уровням языковой системы, определило классифи­кацию на акцентологические, орфоэпические, слово­образовательные, лексические, грамматические, пра­вописные, стилистические ошибки.

Для практики обучения существует классифика­ция речевых ошибок с позиции современной лингви­стики, которая различает в языке структуру и ее фун­кционирование. С этой точки зрения все ошибки в речи можно разделить на две основные группы: ошиб­ки в структуре (в образовании) языковой единицы и ошибки в функционировании (в употреблении) в речи языковых единиц различного уровня. Первые названы грамматическими, так как именно в грамматике рас­сматривается структура слова, словосочетания или пред­ложения; вторые — речевыми, так как слово, слово­сочетание или предложение функционирует только в речи. Классицикация на грамматические и речевые ошибки представлена в приложении.

Соотнесите полученные теоретические знания со схемой, отражающей основные положения лекции.

Схема 1

Типология норм

По сфере употребления По степени проявления нормативности
Акцентологическая Императивная Диапозитивная
Орфоэпическая
Лексическая
Словообразовательная
Морфологическая
Синтаксическая
Стилистическая
Орфографическая
Пунктуационная

Схема 2

Основные признаки литературной нормы

— Языковая правильность

— Объективность

— Целесообразность употребления

— Относительная устойчивость

— Изменчивость

— Уместность использования

— Соответствие авторитетным источникам

— Степень употребительности языкового явления

— Преемственность

Проверьте себя

1. Что понимается под нормой применительно к язы­ку и речи?

2. Как формировалась норма литературного языка?

3. Каковы типы норм в системе языка?

4. Каковы виды норм в языковой системе?

5. Являются ли языковые нормы чем-то устоявшим­ся и неизменяемым?

6. Сколько степеней проявления нормы вы можете назвать?

УПРАЖНЕНИЯ

Поразмышляем вместе

  1. Существует широкое и узкое понятие нормы. Что это, по-вашему, значит?

Образец рассуждения

Литературная норма отличается рядом свойств: она едина и обязательна для всех говорящих на данном языке; она консервативна и направлена на сохранение средств и правил их использования, накопленных в данном обществе предшествующими поколениями... Норма сопряжена с понятием отбора, селекции... В лин­гвистике термин «норма» используется в двух смыслах — широком и узком. В широком смысле под нормой подразумевают «традиционно и стихийно сложившиеся способы речи, отличающие данный языковой идиом (вы­ражение) от других идиомов (в этом смысле норма близка к понятию узуса, т.е. общепринятых и устоявшихся способов использования данного языка)». В узком смысле норма определяется как «результат целенаправленной кодификации языкового идиома».

Пархомовский В.Я., Семенюк Н.Н.

(Языковая норма. Типология норм)

  1. Докажите примерами из художественной литературы справедливость следующего утверждения.

Источники литературной нормы многообразны. Преж­де всего — это звучащая речь. Она подвижна, текуча, в ней совсем не редкость то, что не одобряется официаль­ной нормой, — необычное ударение, свежее словцо, кото­рого нет в словарях, синтаксический оборот, не предус­мотренный грамматикой. Источником изменений норм

могут служить местные говоры, городское просторечие, социальные жаргоны, а также другие языки.

(Пархомовский В.Я., Семенюк Н.Н.)

  1. Составьте рассуждение на тему: «Языковая нор­ма — одна из составляющих национальной куль­туры».
  2. Определите с помощью Орфоэпического словаря русского языка под редакцией Р.И. Аванесова, ка­кие из данных ниже слов нормативны, а какие име­ют варианты норм?

Забронировать

Комбайнер

Мускулистый

Иначе

Фонетика

Бассейн

Баржей

  1. Предложенные ниже выражения взяты из писем в редакцию газеты «Вечерний Ростов». Соответству­ют ли эти фразы языковой норме? Если нет, попы­тайтесь исправить речевые ошибки.

Это случилось в те времена, когда я была девуш­кой-студенткой, а он симпатягой дальнего плаванья.

Кто-то (очевидно, злонамеренно) подпиливал этот каштан, и, простояв каких-то двадцать лет, он неожи­данно рухнул, лишив двор зеленого наряда.

На ценнике болталась неправда.

Прошу редакцию помочь мне расстаться добром с мусорной свалкой под окнами.

Пришло время, когда собака стала популярней му­жика, это подтверждают факты: одинокие дамы их дер­жат у себя, чешут, гуляют, ласкают, одним словом, кормят до старости.

Ее душа обняла мое сердце на больничной койке.

В молодости я работал в рыбколхозе, где заготав­ливал уголь и сено для скотины.

  1. Обратите внимание на произносительную сторону рифмующихся слов. Установите отступления от со­временных литературных норм. Отметьте, когда употребленный вариант является допустимым, на­ряду с другими, укажите случаи единственно воз­можного литературного произношения.

а) В глуши, в деревне все вам скучно,

А мы, ничем мы не блестим,

Хоть вам и рады простодушно.

(А. Пушкин)

б) По дороге зимней, скучной

Тройка борзая бежит.

Колокольчик однозвучный

Утомительно гремит.

(А. Пушкин)

в) Эх, сердечный,

Что же значит твой стон бесконечный?

(Н. Некрасов)

г) Но в одну из кают

Чемоданов не несут —

Там поедет вот что:

Почтальон и почта.

(С. Маршак)

д) Иль взор унылый не найдет

Знакомых лиц на сцене скучной,

И, устремив на чуждый свет

Разочарованный лорнет,

Веселья зритель равнодушный...

(А. Пушкин)

  1. Проверьте по словарям родовую принадлежность выделенных слов. Укажите особенности их упот­ребления.

Большая зала была освещена. (В. Вересаев)

Осмотревшись, Иван Васильевич поднял туфлю и засмеялся. (А. Толстой)

Яркое солнце тускло смотрит в зеленоватое море точно сквозь тонкую серую вуаль. (М. Горький)

Со шляпой на голове, зеленым вуалем, распущен­ными кудрями, вошла она в переднюю. (И. Тургенев)

  1. Прочитайте текст, взятый из «Литературной газеты». Соответствуют ли данные единицы нормам речи? Обоснуйте право их существования в языке.

Донские говоры сохраняют многие диалектные сло­ва... Яркой общедонской особенностью является изме­нение категории рода. И не стоит удивляться, слыша из уст казака или казачки выражения типа: «такая горя», «пустая ведро», «лета прошла», «из кислой тесты». Характерны и формы именительного падежа множественного числа: лошадя, матеря, сетя. В со­ставе донской лексики живут полнокровной жизнью диалектные слова, распространенные только на Дону: водворок (муж, принятый в дом жены), конистый (че­ловек с хорошей осанкой, стройный), лаповик (снег хлопьями), холина (крем для лица)... Бабник — это род женской прически, надька — маленькая подушеч­ка, украшенная розами, а таланбасить — пустосло­вить.

  1. В «Комсомольской правде» в рубрике «Тоска объявлений» дается подборка объявлений, вызывающих смех нарушением языковой нормы. Прочитайте эти объявления и найдите речевые ошибки или погреш­ности.

Реклама автосервиса. Станция технического обслу­живания «Бойня». Быстро, качественно и с гарантией!

Товарищи пассажиры!!! Большая просьба употреб­ляйте конфеты вместе с бумажками!!!

Каждый зритель должен иметь отдельный билет. Спаривание в отдельный билет не допускается.

Хочешь иметь будущее — научись ЧИТАТЬ И ПЛА­ВАТЬ.

Посылки, бандероли, письма. Прием подписки. Не­традиционные услуги.

  1. Прочитайте сатирическую миниатюру Антона Макуни, опубликованную в «Литературной газете». Ка­кие пороки современной речи высмеивает автор?

Успеваемость, в натуре!

Новая система оценок скоро придет в российские школы. Вместо тривиальных «плохо», «хорошо», «удов­летворительно» и «отлично» в дневники учеников бу­дут вписываться следующие оценки: «Ну, ты, блин, даешь!», «Ты что, совсем лох?!», «Ну это, типа, нор­мально!» и «А вот это — круто!»

  1. Прочитайте текст. Как, по мнению К.И. Чуковского, складывалась языковая норма?

Когда ребенок произнесет какое-нибудь слово не­правильно или сделает случайную ошибку в синтакси­ческом построении фразы, мы, взрослые, то и дело за­являем ему: «так не говорят», «так нельзя говорить», «нужно сказать эдак...». Этими нужно и нельзя мы за­являем ребенку сложившуюся тысячелетиями волю на­рода, которую ребенок, в свою очередь, будет переда­вать своим детям и внукам, а те своим, обеспечивая этим путем дальнейшую устойчивость основного народ­ного словарного фонда и тех мудрых (опять-таки на­родных) грамматических правил, которым этот фонд подчинен.

Лекция 5

КАЧЕСТВА ХОРОШЕЙ РЕЧИ

Кто хочет говорить красно, тому над­лежит сперва говорить чисто и иметь до­вольство пристойных и избранных речений в изображении своих мыслей.

М.В. Ломоносов

Нам дан во владение самый богатый, меткий, могучий и поистине волшебный русский язык.

К.Г. Паустовский

Истинный вкус состоит не в безотчет­ном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и со­образности.

А.С. Пушкин

План

  1. Понятие речи. Общая характеристика. Особен­ности.
  2. Основные качества хорошей речи. Общая харак­теристика.
  3. Правильность как основа хорошей речи. Виды правильности речи. Окказиональность «как особая пра­вильность» в художественном тексте. Чистота речи.
  4. Богатство речи и способы проявления языково­го богатства.
  5. Содержательность хорошей речи.
  6. Выразительность и гибкость хорошей речи.
  7. Уместность и доступность хорошей речи. Ло­гичность как основа действенного высказывания.
  8. Точность речи.

Речь — это нечто значительно большее, чем меха­нически воспроизводимый ряд звуков. Речь — это че­ловек в целом, так как именно речь является неотъем­лемой частью характера и самым широким образом оп­ределяет личность. В речи отражаются образность и темперамент, характер и остроумие, мышление и ин­теллект человека. Фундамент речевой культуры закла­дывается в детстве, однако воспитанному человеку свой­ственно шлифовать ее всю жизнь. Правильное усвоение родного языка запрограммировано природой. За пер­вые три-четыре года жизни у ребенка формируется нуж­ная координация органов речи, к пяти-шести годам усваиваются базовые грамматические модели, а затем постепенно приобретаются сложные синтаксические конструкции, качественно и количественно совершен­ствуется словарь. И только к десяти годам ребенок на­чинает ориентироваться в стилистике, связанной, как и расширение лексикона, с уточнением знаний слов, фразеологизмов, лексической сочетаемости с накопле­нием мыслительного и познавательного опыта. Каковы же должны быть качества речи, которую называют хо­рошей или соответствующей всем нормам, существую­щим в языковой системе?

Итак, если в речи соблюдены нормы литературного языка — она называется правильной. Если в речи нет чуждых литературному языку слов и словесных обо­ротов — она называется чистой. Если в ней использо­ваны все возможности языковой системы, яркие обо­роты, синонимы, антонимы, слова употреблены в самых разнообразных словесных окружениях и во всех значе­ниях, то эту речь называют богатой и разнообразной. Важно отметить, что любая мысль не только выражает­ся, но и формируется в речи. Вместе с тем речь оформ­ляется структурно не только в зависимости от того, чем располагает и что предполагает язык на каждом шаге развертывания, но и в зависимости от того, что она выбирает и как она контролирует развертываемую струк­туру речи. Если в речи значения составляющих ее слов и их сочетаний строго соотнесены с содержанием выра­жаемых понятий, то речь называют точной. Если связи значений, свойственных словам, словосочетаниям и пред­ложениям, вошедшим в структуру речи, не противоре­чат законам логики, мышления, такую речь называют логичной. А если содержание речи понятно слушаю­щим, ее называют доступной.

Не нужно никого убеждать, что речь человека вы­ражает не только мысли, но и чувства, волю людей, эстетические переживания человека. Можно с уверен­ностью сказать, что речь не только выражает, но и участвует в формировании эмоционального мира чело­века: эмоциональный и эстетический потенциал речи, если он создан автором, произведет соответствующее воздействие на сознание тех, кто эту речь воспринима­ет. Если речь построена так, что самим подбором и размещением средств и своей структурой воздействует не только на ум, но и на эмоциональную область со­знания — то эту речь называют выразительной. Если структура речи формирует конкретно-чувственные пред­ставления о действительности, она называется образ­ной. Если речь, захватывая различные области созна­ния, подчиняет автору слушателя, то это действен­ная речь. О красоте же звучащей речи судят по ее ме­лодичности, отчетливости, благозвучию.

Все названные выше качества необходимы хорошей речи. Но часто хорошую речь называют просто гра­мотной. Так ли это? Грамотность — это элементарные умения, которыми человек овладевает в детстве: тех­ника чтения, узнавания соотношения звуков и букв, запоминания так называемых словарных слов. Грамот­ным называют того, кто постиг азы ученой премудрос­ти. Понятие «правильность» не включает в себя ни богатства, ни эмоциональности, ни уместности исполь­зования. Правильность речи — это отражение соот­ветствия речевого высказывания языковой литера­турной норме. А ведь культуру речи называют комму­никативно-стилистическим понятием (Л.А. Введенская), зависящим не только от закономерностей языка и его норм, но и от социально-психологических особеннос­тей процесса речевого общения. Видимо, следует оста­новиться на термине «хорошая речь», включив в него все то, что позволит слову осуществить в форме выска­зывания основную свою задачу — воздействовать соот­ветствующим образом. Рассмотрим подробнее основные качества хорошей речи, к которым следует отнести правильность, чистоту, богатство, содержательность, точность, логичность, выразительность, уместность.

На первом месте в этом ряду стоит правильность. Это не случайно. Речь, правильная с точки зрения про­изнесения, словоизменения и словообразования, слово­употребления (отбор средств языка) и словоиспользования (в соответствии со стилевыми особенностями), соответствует требованиям нормы и, следовательно, является с этой точки зрения хорошей. Тот, для кого имеет значение, что бобр — это животное, а бобер — это мех или воротник из меха, не допустит неточности в высказывании. Кто никогда не произнесет: свой ав­топортрет, глубокая бездна, сняться в анфас, это его единственная ахиллесова пята, осознавая, что часть авто предполагает отношение к себе; а бездна не мо­жет быть мелк


yu-afanasev-perestrojka-i-istoricheskoe-znanie.html
yu-kogda-process-osvobozhdeniya-zavershyon.html
    PR.RU™